«Бездна Челленджера» Нила Шустермана — свободное плавание в пучине шизофрении

Юный пират слоняется по кораблю, пытается найти общий язык с (буквально) безмозглыми матросами и всячески угождая одноглазому капитану. С ним постоянно заводит диалог чересчур смышленый попугай (он тоже одноглазый), а чьи-то сбежавшие мозги то и дело норовят просочиться через не то деревянные, не то медные планки судна. Пункт назначение — Бездна Челленджера. Не столько материальная впадина, сколько ментальная ловушка.

Но сначала нужно доделать уроки — как-никак Кейдену Босху пятнадцать, школа в самом разгаре, а там еще надо нарисовать пару персонажей для игры, которую он разрабатывает с друзьями. Рисунки, впрочем, в последнее время выходят очень странные — сознание диктует что-то непонятное, а окружение так и давит на нервы.

Может, поможет ночная прогулка. Главное — следовать посланиям рекламных баннеров и прочих уличных знаков с указателями. Не просто же так плакат «Бургер Кинга» просит попробовать новый воппер.

А тем временем попугай предлагает подняться в воронье гнездо — говорит, там подают отличные радиоактивные коктейли. Капитан, впрочем, эту затею не разделяет — по его словам, они затуманивают рассудок. Или, наоборот, освобождают? По крайней мере, так утверждает психотерапевт Пуаро. То есть — попугай.

Примерно таким когда-то видел мир Брендан — сын писателя Нила Шустермана, которому в детстве диагностировали шизофрению. «Бездна Челленджера» — роман как раз о нем, а также самая значимая книга Шустермана, в 2015-м удостоенная Национальной книжной премии США. Значимая потому, что основана на реальном опыте автора — хотя сам по себе писатель больше известен в жанре young adult фантастики.

Впрочем, фикшена хватает и в «Бездне Челленджера» — ведь как кроме абстракций можно отразить мир глазами подростка, живущего в двух вселенных одновременно?

Вот Кейден Босх мчится по морю за сокровищами, а уже через пару минут — сидит на сеансе групповой терапии в клинике. Кейден, как и его прототип Брендан, — достаточно самобытный художник, так что воображения проворачивать подобные спонтанные путешествия ему хватает более чем.

Как ни странно, талант мальчика сыграл Шустерману только на руку — рисунки помогли писателю отразить восприятие сына на бумаге, они же послужили основой вымышленного (для нас, конечно, для героя-то он более чем реальный) мира Кейдена. А еще оформлению самой книги — скетчи между страницами романа выполнены самим Бренданом во время болезни.

И поначалу такое погружение захватывает, однако по ходу чтения впечатления от вымышленного мира могут начать выветриваться. «Бездна Челленджера» — во многом серьезный роман о психическом заболевании, который навязчиво из страницы в страницу прерывается детской сказкой.

Отчего как такового серьезного диалога с читателем не выходит — нам лишь очень подробно и абстрактно рисуют проблему, которая весь роман решается сама собой. В это же время мы наблюдаем за процессом только изнутри — глазами мальчика, которого где-то за кадром пичкают таблетками, пока сам герой застревает во внутреннем монологе.

Шизофрения главного героя прогрессирует, галлюцинаций становится больше, а мы с первой и до последней страницы обживаемся в разуме Кейдена. В котором Шустерман рисует целую приключенческую пиратскую эпопею и прячет проблемы за детскими образами. Последние, конечно, могут наглядно просветить и впечатлить подростка, но вряд ли заденут читателя постарше.

Что делает «Бездну Челленджера» важным произведением в своем жанре, но далеко не must-read за его пределами.

«Канобу» благодарит издательство Popcorn Books за предоставленную на обзор книгу




Average Rating

5 Star
0%
4 Star
0%
3 Star
0%
2 Star
0%
1 Star
0%

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Close