Читаем. Отрывок из «Порога» Сергея Лукьяненко

В июне издательство «АСТ» выпустит новый роман писателя Сергея Лукьяненко «Порог». Это история о далеком будущем, в котором человечество, преодолев бесконечные междоусобицы и войны,все же проложило тернистый путь в дальний космос и выяснило, что мы не одиноки во вселенной. В мире существуют различные уникальные формы жизни. С разрешения издательства «Канобу» целиком публикует отрывок из книги.

4 июня c 13.30-14.30 на книжном фестивале «Красная площадь» Сергей Лукьяненко представит читателям и гостям свой новый роман «Порог», а также расскажет о последних проектах года, в том числе о книге «КайноZoй».

«Твен» внешне был стандартным корветом, на беглый взгляд не отличимым от «Енисея», корвета класса «Эй-би». Ничего удивительного в этом не было, корпус в серии «Эй-си» использовался тот же самый: титановый каркас, покрытый керамической броней, сигара длиной более ста семидесяти метров и диаметром около двадцати пяти. В герметичный док его заводить не стали: процедура эта была сложная и крайне редко необходимая. Сейчас «Твен» висел рядом с космопортом, пришвартованный в трех точках и соединенный со станцией двумя шлюзами и заправочными рукавами.

— Они пушку добавили! — с неожиданным энтузиазмом сказал Матиас. — Гляди, два порта на виду! Мы теперь трехпушечные! Валентин, мысленно порадовавшись этому «мы», спросил:

— Хочешь повоевать?

— Да было бы с кем, — поскучнел Матиас. — Так что там еще наворотили…

Они стояли на эстакаде, тянущейся над главным гермодоком. Отсюда был самый лучший реальный вид на корабль — по традиции гигантские створки главного шлюза делались из прозрачной керамики. В самом шлюзе было пустынно, только возле полуразобранного челнока возились с десяток ремонтников, за которыми, раскрыв рты, наблюдали какие-то салаги в форме хьюстонского космоколледжа. До командира и старпома, пришедших поглазеть на свой новый корабль, никому дела не было.

Матиас порылся в планшете, выводя и укрупняя отдельные чертежи. Валентин попытался заглянуть через плечо другу, но на схемах стоял гриф секретности, и экран был поляризован строго под взгляд хозяина. Валентину пришлось достать свой и включить схемы корабля.

— Вроде как ничего принципиально нового, — пробормотал тем временем Матиас. — Три пушки вместо двух, четыре бота вместо трех… Двигатели те же! Только экипаж сократили. Корабль с довеском?

— Нет. — Валентин покачал головой. — Весь экипаж набираем сами.

— Заводские?

— Войдем на борт — сдатчики сразу отчалят. Претензий к кораблю никаких нет.

Матиас нахмурился.

— Ну прям такая красота, что и не бывает…

Он вывел на планшет штатное расписание, Валентин сде- лал то же самое.

— Оружейник. Здесь всего один. Гюнтер или Роланд?

— Гюнтер.

— Почему он? — невинно поинтересовался Матиас.

— Немец-оружейник — это достояние корабля.

— Я тоже немец, — обиделся Матиас. — И тоже люблю пушки.

— Но ты не оружейник.

— Ладно, его уговорю, — кивнул Матиас. — Лишняя пушка, щиты посильнее, Гюнтеру понравится… Но все-таки по- чему не Роланд?

— Потому что Роланд больше занят своей внешностью, чем кораблем.

Матиас покачал головой.

— Все-таки, Валя, вы, русские, сплошь гомофобы.

— А вот и нет, — возмутился Валентин. — Если верить старым записям в соцсетях, то большую часть истории у нас в правоохранительные органы, в руководство спортивных команд и даже во власть набирали исключительно геев. Ты почитай!

Матиас посмотрел на Валентина с подозрением, но на лице командира не было ни тени улыбки.

— Ну… если в самом деле так… — с сомнением сказал он. — В то время это имело определенный смысл, особенно во власти. Меньше протекционизма к отпрыскам… Это как на Востоке, где визирями назначали евнухов… Но я этого не знал. Извини за шутку. Валентин махнул рукой.

— Гюнтер, — отметил у себя в планшете Матиас. — Так… Ну, командир и старпом — понятно… Врач?

— Уговоришь Льва? Матиас крякнул:

— Попробую… ну, допустим, попробую, но ему же два года до отставки, в этом возрасте менять корабли не любят…

— Вот и походит напоследок на новом корвете с небольшой командой. Синекура!

— Логично. — Матиас сделал пометку. — Переходим к более серьезным вопросам. Мастер-пилот. Александр?

Валентин покачал головой.

— Согласен, пусть Александр работает на «Енисее», — легко согласился Матиас. — Сколько у нас времени на поиск?

— Через два дня вылет.

Вот теперь старпом опустил планшет и с подозрением уставился на командира.

— Ты серьезно? Вот так с места в карьер? Валентин кивнул.

Матиас оглянулся и, понизив голос, спросил:

— Какое-то особое задание? Спешное?

Врать Валентин не любил, но и ответить честно не мог.

— Знаешь, мне кажется, меня хотят побыстрее услать от Земли. Чтобы не попал под горячую руку ревнителям Соглашения.

— Похоже на истину, — успокоился Матиас. — Но жалко.

Значит, права привлекать лучших специалистов у тебя нет.

— Нет, — кивнул Валентин.

Это он уже проверил. Никаких особых полномочий ему действительно не дали, и причины были ему понятны.

— Тогда пошли на рынок, — со вздохом сказал Матиас. Они одновременно открыли флотскую базу временно выведенных за штат офицеров. Первым вздохнул Матиас. Вторым Валентин.

Хорошие пилоты на Земле не засиживаются. За ними охотятся, их обхаживают, к ним подбирают всевозможные ключики. Матиас клялся, что на одной его знакомой, талантливом мастер-пилоте, амбициозный командир женился — и не по любви, а чтобы добиться перевода на свой корабль.

Так что в списке, появившемся на экране, было три десятка фамилий — и все они принадлежали новичкам, едва отбывшим практику и сменившим курсантские нашивки на офицерские погоны. Разумеется, никто из них не мог блистать талантами, за перспективными курсантами охотились еще с академии.

— Печалька, — сказал Матиас. — Может, все-таки…

— Александр хороший пилот, но у меня с ним не сложились отношения, — отрезал Валентин.

— Я предпочту взять амбициозного салагу.

— Предпочти. — Матиас демонстративно опустил планшет. — Твой выбор, командир. Валентин напряженно уставился в список. Конечно, плохих пилотов тут не было и быть не могло. Плохие не получили бы звание мастер-пилота. Может быть, кто-то из них со временем даже блеснет способностями.

Со временем — вот в чем вся проблема.

— Подбираете экипаж, командир?

Валентин вскинул голову. Высокая темнокожая женщина с коротко стриженными волосами приветливо улыбалась ему. Она была одета в черно-серебристую форму хьюстонского кос- моколледжа, но на рукаве был шеврон действующего состава Космофлота. За женщиной стояли трое подростков в такой же форме, с кадетскими нашивками. Один — совсем еще мальчишка, невысокий, но коренастый, другой парень постарше и ростом с Валентина, третья — симпатичная светловолосая девушка. Разумеется, все, включая девушку, были коротко стрижены. Стояли подростки по стойке «смирно», демонстрируя бравую выправку, в руках держали стандартные боксы для вещей. Единственное, что портило впечатление, — пакеты из дьюти-фри. У мальчишек в пакетах были какие-то сладости, у девушки, похоже, туфли в дорогой картонной коробке.

— Совершенно верно… — Валентин всмотрелся в шеврон женщины. «Ах ты ж, копать-колотить…» — Совершенно верно, капитан первого ранга.

— Анна Мегер. — Женщина протянула ладонь для руко- пожатия, переводя разговор в неформальный.

— Валентин Горчаков. — Он пожал ей руку и еще раз всмо- трелся в лицо. — Простите, вы Анна Мегер с «Афины»?

Женщина кивнула.

— Очень приятно познакомиться, — искренне сказал Валентин. — Наслышан.

— Дело давнее. — Мегер с любопытством изучала его. — А вы командир этого корвета?

— Технически — еще нет. — Валентин позволил себе улыбнуться. — Еще не вступал на борт.

Мегер кивнула.

— Поздравляю. Это хорошая серия. Алекс? Паренек постарше вскинул голову и выпалил:

— Корветы серии «Эй-си», результат глубокой модернизации серии «Эй-би». Строятся на окололунных верфях США. В строю четыре модели, названные в честь величайших писа- телей — «Хайнлайн», «Хемингуэй», «Твен» и «Брэдбери». Стро- ятся «Кинг» и «Харпер Ли». Перечислить основные отличия от серии «Эй-би»?

— Вольно, кадет, — сказал Валентин. — Молодец. Экскурсия для лучших учеников, мисс Мегер?

— Можно сказать и так. — Мегер вздохнула. — Вообще-то мы должны были смотреть на ваш корабль с другого борта. Вон оттуда…

— С «Техаса»? — Валентин проследил ее жест. — Он отстыковался почти час назад.

— Мы опоздали, — пояснила Мегер.

За спиной Валентина Матиас едва слышно прошептал:

— У меня появилось нехорошее предчувствие…

Мегер улыбнулась. И от этой улыбки, несмотря на все ее дружелюбие, Валентину стало нехорошо.

— Командир «Техаса» отказался выслать за нами шлюпку, — продолжала Мегер.

— Он сказал, что при всем уважении к славной истории хьюстонского космоколледжа послать шлюпку за опоздавшими кадетами не сможет, поскольку занят мытьем палубы и чисткой гальюна.

— С пониманием, — кивнул Валентин. — Я могу чем-то вам помочь?

— Вы укомплектовали экипаж?

— Частично.

— Кто еще вам нужен, командир?

Матиас начал что-то мурлыкать себе под нос. Валентин с содроганием узнал старинную русскую песню про крейсер «Варяг», которую Матиас ценил как проявление загадочной славянской души, превращающей поражение в победу.

— Пока у нас есть старший помощник, врач и оружейник.

И командир, конечно же.

— Значит, не хватает еще четверых, — вкрадчиво сказала Мегер. — Вам нужны мастер-пилот, навигатор, системщик и кок.

— Специалист по системам жизнеобеспечения, — поправил Валентин.

— Пусть будет так. — Мегер посмотрела на свою команду. — Лючия! В системах жизнеобеспечения она хороша. А кок — просто гениальный. Вы же понимаете — итальянская кухня! Алекс — прирожденный навигатор.

— Я модифицирован генетически, — с готовностью сообщил высокий юноша.

— Ну, а Тедди — системщик, — закончила Мегер. — Очень хороший. Лучший.

— Они дети, — сказал Валентин.

— Неверно. Они кадеты. Они имеют право занимать места по штатному расписанию любого корабля в штатном полете.

— У нас… — Валентин замялся.

— Нештатный полет?

— Нет, обычная миссия по доставке научной группы в систему Невар. Но у нас очень маленький экипаж.

— Я знаю. Допускается замещение курсантами и кадетами до сорока процентов должностей по штатному расписанию.

Валентин покачал головой.

— Вам же нужен мастер-пилот? — вкрадчиво спросила женщина.

— Мисс Мегер, я знаю вашу репутацию и не пожелал бы другого пилота, — искренне сказал Валентин. — Но у нас маленький экипаж…

— Могу я попросить вас на два слова, капитан второго ранга? — спросила Мегер.

Валентин молча отошел вместе с ней. Матиас остался, веж- ливо заговорив с кадетами. Юная Лючия, похоже, отважно с ним кокетничала.

— Командир, я бы не хотела апеллировать к высшим инстанциям, — сказала Мегер. — Черт… я буду с вами откровенна. В опоздании виновата я.

Валентин вопросительно посмотрел на нее.

— У меня репутация суровой наставницы. Я работала с психологом, она посоветовала проявить заинтересованность в жизни ребят, чтобы наладить эмоциональный контакт перед совместным полетом. Я попыталась, и в результате мы опоздали. Если нам придется задержаться на станции или вернуться на Землю — история всплывет, и я буду выглядеть очень нелепо. Но если мы улетим сейчас, то все более-менее уладится.

— Мисс Мегер, вы уверены в своих детишках? — спросил Валентин.

— Профессионально они готовы к выполнению своих обязанностей. Эмоционально… ну нет, конечно же. Они же дети.

— Честно, — кивнул Валентин.

— Но я буду руководить железной рукой.

Валентин еще раз покосился на троицу отроков. Генетически модифицированный навигатор — это действительно хорошо. Честно говоря, они все были моложе двадцати лет, раньше биоконструирование в этой области не применялось. Жизнеобеспечение… скажем прямо, на новом, но уже серийном корабле проблем с этим не будет. Если откровенно, то основная функция «жизнедела» — улучшать психологический климат на корабле.

Красивая девушка, но при этом слишком юная, чтобы за ней начали всерьез ухаживать, — это великолепный кандидат. Вот мальчик-системщик внушал сомнения, он был самым юным, похоже, ему от силы шестнадцать. Но для того, чтобы работать с искусственным интеллектом корабля, надо иметь очень своеобразный склад мышления. Подростковой дури там места нет, там своя дурь, нечеловеческая.

Наверное.

— В каком возрасте вы отправились в первый учебный полет? — спросила Мегер.

— Восемнадцать. Нет, восемнадцать с половиной. Но я был курсант, а не кадет, и это был учебный корабль, рейс длился всего месяц… — Валентин посмотрел Анне в глаза. — Если бы не вы! Мне нужен мастер-пилот. Хороший.

— Я просто лучшая, — без тени улыбки ответила Мегер.

— Еще один момент, — сказал Валентин, помедлив.

— Субординация, — кивнула Мегер. — Понимаю. Вы командир. Вы второй после Бога на корабле, а поскольку я ате- ист — вы первый. Звание на это не влияет.

Она помедлила и добавила:

— Но если вам потребуется какая-то помощь при подго- товке корабля — я могу поговорить с командующим портом. Мы вместе были на «Гепарде».

Мысленно Валентин отметил, что это был очень деликатный способ намекнуть, что на корабль американские кадеты попадут в любом случае.

Больше книг «АСТ»




Average Rating

5 Star
0%
4 Star
0%
3 Star
0%
2 Star
0%
1 Star
0%

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Close