«Да не могу я за них сопереживать, я за зомби буду!» Интервью с Сергеем Лукьяненко

По случаю премьеры проекта «Дозор. True Magic Show» нам удалось пообщаться с величайшим ныне живущим русскоязычным фантастом — Сергеем Лукьяненко. Помимо музыкального иллюзиона по мотивам Дозоров мы очень откровенно поговорили о том, как автор воспринимает книги и фильмы об Антоне Городецком в 2019 году, возвращении Сергея Васильевича в космическую оперу с романом «Предел», смешной и нелепой телевизионной кухне происхождения «КваZи», «Ходячих мертвецах», «Игре престолов» и одном из фильмов Marvel — а также о том, успеете ли лично вы дожить до сингулярности и фактического бессмертия.

Интервью вел издатель «Канобу» Антон Городецкий (которому Сергей Васильевич принес извинения за то, что Антона дразнили в школе)

О «Дозор. True Magic Show»

Были какие-то вещи вроде «Питера Пэна» — условно говоря, — и так далее, но по-моему это все-таки уникальный проект. Необычная вещь, по-хорошему хулиганская, взять и книжку превратить в такое шоу. По авантюризму это практически уровень съемок фильмов-Дозоров в 2012 или каком там году.

История оригинальная, написанная специально для шоу. Скрытые отсылки к седьмому «Дозору» там точно есть, ну, а что касается явных… скажем так: нужно о-очень хорошо разбираться во вселенной, чтобы понять, что это отсылки. Но будет несколько моментов, про которые можно будет потом сказать «блин, ну тут же прямо намекалось, вообще!»

Я всегда знал, что у Дозоров огромный потенциал. Когда предложили экранизировать, это не было удивительно, а скорее ожидаемо — я сказал да, я ждал.

С такой вот театральной, иллюзионно-музыкальной экранизацией — нет, здесь было забавно, было удивительно. На меня вышел Максим (Забелин, один из создателей шоу, — ред.) и сказал, что есть такая мысль. Я ответил, что это необычно, круто, давайте попробуем, конечно. И на самом деле у меня все время было ощущение, что это не сработает — масштабность проекта огромная, это практически как кино снять, по сложности, по деньгам, по всему.

Но когда снимаешь кино, всегда можешь переиграть, снять новый дубль, или если ты снял и видишь, что что-то не так, всегда есть возможность переделать, переозвучить сцены. А здесь то, что должно работать сразу, с ходу на зрителя. Провал, не отработал, значит, зритель ушел разочарованный, на следующий выпуск зритель уже не пришел. Это огромная авантюра, огромный риск, у нас очень боятся такого риска. Я Максиму очень благодарен за то, что он решился на такую огромную, рискованную работу. Очень надеюсь, что все сработает.

О книжных «Дозорах»

Они абсолютно привязаны ко времени. Для меня это какой-то очень важный момент. В каждом «Дозоре» — после третьего я даже специально это начал делать, — в каждом «Дозоре» есть специально заложенная временная метка, по которой можно понять с точностью до дня время действия. «Дозоры» показывают на самом деле… ну, понятно, что я рассказываю не про волшебников и вампиров — их нет на свете, — я рассказываю про людей. И вот в таком формате, рассказывая про людей на протяжении 20 лет, ты невольно показываешь, какую-то картину страны, как все меняется.

«Ночной дозор»: Антон Городецкий выскакивает из метро, он преследует вампиров, которые там в темной подворотне ребенка собираются сожрать, он в ларьке покупает чекушку водки. Современный молодой читатель на это cкажет: «Что за фигня! Купил в ЛАРЬКЕ у МЕТРО — так же не бывает». Но это было, да. Приметы времени там есть повсюду. Получается на самом деле история страны, переданная через такой фантастический антураж.

О «Дозорах»-фильмах

Мне кажется, что они тоже такой слепок времени, документ, совершенно замечательный. Я могу, конечно, придираться, говорить, нет, я хочу, чтобы ближе было к книжке, чтобы Городецкий был более напористый и агрессивный. Хабенский — великолепный актер, что тут говорить, но его Городецкий такой очень мятущийся, нервный, интеллигентный.

Тот Городецкий, что в книгах, это все-таки более напористый мужик. Он попереживает пять минут, а потом даст по морде. Или скастует файрбол и сожжет всех…

О параллелях между сериалом «Видоизмененный углерод» и «Линией грез»

Это общие черты даже не фантастики, а литературы. Есть несколько вечных тем, которые всегда всех интересуют и всегда всем близки. Это любовь, ненависть и желание жить вечно. Sex, drugs and rock ‘n’ roll. Мы все хотим жить вечно, мы все не хотим умирать, хотя приходится, к сожалению. Поэтому, конечно, тема того, что можно как-то существовать вечно, она будет актуальна до того момента, пока мы не начнем действительно существовать вечно.

Я до этого скорее всего не доживу — а вот у вас шанс есть. Я совершенно серьезно говорю. 

Я думаю, что лет через 30, наверное, можно будет уже либо переводить сознание в какую-то небиологическую форму, либо продлевать существование биологических тел на какой-то неопределенное время, которое для нас равносильно бессмертию. 

Сейчас человеку сказать что его тело будет жить 500 лет это все равно что сказать, что он бессмертен. Да, за 500 лет ты скорее всего или куда-то случайно не туда упадешь, или что-то еще случится, метеорит по башке ударит, но иметь такую возможность все равно очень хочется. Я был бы не против, совершенно.

Эти базовые темы были и в сказках типа: «И послал тут царь сына-дурака за молодильными яблоками». Потому что не хотелось царю помирать и хотелось жить вечно — вот и все. В любых сказках любых народов это основная тема. И в современных сказках, в фантастике речь все равно будет об этом. Потому что самый главный враг человечества — это конечно же смерть. И очень хочется его победить. Я не успею, но надеюсь, что детям уже повезет.

А сам сериал не смотрел, но мне много о нем говорили. Как-нибудь обязательно!

О новой космической опере «Порог» (отрывок из которой можно прочитать на «Канобу»)

Мысленно я никогда не уходил из космической оперы — мне всегда жутко нравился космос. Для меня есть какая-то романтика, знаете, больших тяжелых фантастических кораблей, которые летят по орбите, там включают свои двигатели, фигачат там своими лазерами по астероидам и по врагам. Мне все это интересно. Меня, конечно, затянула «дозорная» тема, и прочее, но мне все время хотелось туда вернуться, временами просто снились какие-то моменты.

И когда я в какой-то момент кинулся, просто сел, все отложил и начал писать, то подумал: «Господи, как же мне хорошо!», с каким же я удовольствием я все это пишу, вот эти все существа, большой разумный крот с чувством юмора, вот эта странная непонятная женщина, которая типа посланница цивилизации Ракса, кто она такая, вообще не знает никто, ЧТО она на самом деле — может, разумная медуза или что-то еще.

Это как достать старые разношенные штаны, в которые сто лет не влезал, надеть их и почувствовать, как же в них комфортно, что они такие уже по тебе, сидят по твоей фигуре. Я с огромным удовольствием это написал, знаю, что буду писать вторую часть, потому что история только начинается — большая, глобальная.

О качестве книг

Покаюсь, я вот сейчас летел в самолете, вывел себе просто на телефон тот фрагмент «Порога», который «Литрес» предлагает как бесплатный для ознакомления, прочитал его, с большим удовольствием кивнул себе и сказал: «Хорошо!» Я доволен, мне не стыдно. Потому что иногда бывает — написал роман, получил за него деньги, и даже читатель может этот роман похвалить, но ты чувствуешь — не то, не то, ты не выложился, ты не сделал то, что должен был.

Иногда это происходит по неумению, иногда по небрежности. Вот я скажу, есть роман, один из моих первых, я его написал в 20 лет где-то — «Осенние визиты». Это на самом деле роман, после которого я понял, что я на самом деле умею писать, он очень серьезный, очень глубокий, очень страшный по сути, его никто не берется экранизировать. Пару раз покупали права просто чтобы отвязаться — «ну хорошо, хорошо, мы купим права». Но сразу по лицам было видно: никто не возьмется снимать, слишком серьезная вещь.

И я этот роман очень люблю, но я понимаю, что я его не дотянул — тогда мне просто не хватило мастерства, потому что я был пацан, который в двадцать лет взялся за очень большой, серьезный роман. Я даже знаю те моменты, где я не дотянул, но сейчас за него браться это все равно что по живому все перекраивать, уже тоже нельзя. Вот…, а бывает, что какие-то вещи ты написал — вроде нормально, честно, все отработал, мол, ребята, уймитесь, я все сделал, получите, что хотели. А сам думаешь: «Блин, ну все равно ж халтура, ты не выложился до конца».

То есть неправильно, нечестно. И ты это чувствуешь сам, а на самом деле это чувствуют и читатели всегда. Вот в новом романе… он назывался «Предел», сейчас я все-таки его назвал «Порог» — то есть он выходит как «Порог», но я понял, что я не прав, потому что все спрашивают: «Порог» или «Порок»?

Но вот в этом романе я чувствую, что я выложился, что я сделал все, что хотел. Конечно, там могут быть ошибки, но это уже как в анекдоте: «Ну извиняй, мужик, не смогла!»

Я думаю, что это хорошая книжка, реально. Я умею объективно себя оценивать, и это правильная книжка, она честная, она немножко жуткая, когда она закончится, там тоже будет такая серьезная очень история, но пока это такой, знаете, размах там, космос, цивилизации.

Об экранизации The Foundation Азимова потоковым сервисом Apple

Это прекрасно, вообще, потому что «Основание» — это чудесный цикл, и я его мало того что читал, я как-то года 3 назад перечитал, я был летом на отдыхе и я его там типа скачал… Честно признаюсь, что я его скачал с пиратской библиотеки, ну как бы я считаю, что тексты, написанные 80 лет назад, можно уже из public domain брать. Тем более дома они у меня все равно есть и в бумаге, какой смысл на отдыхе покупать…

И я с огромным удовольствием перечитал, и на самом деле космос — это то, к чему мы неизбежно придем. Человечество, люди, по самой природе мы не можем сидеть, торчать на одной планете. То есть мы можем, физически, всю планету оборудовать, произойдут какие-то мировые пертурбации, будет дружба, типа арабы обнимаются с израильтянами, в Антарктиде цветут сады, после этого мы все равно передеремся.

Человечество имеет в себе запас агрессии, запас энергии, и его надо выплескивать куда-то. Если мы хотим, чтобы на Земле все было хорошо, то эту энергию надо стравливать в космос, на колонизацию других планет. На Марс, на Луну, куда угодно, к другим звездам, построить огромный корабль и запустить, пусть он 10 000 лет летит к Альфе Центавра.

То есть мы неизбежно должны это делать, мы такие, у нас шило в одном месте и оно нас заставляет так поступать. Космос — это то, куда мы должны пойти, иначе мы друг друга угробим. Придумаем миллион причин и угробим.

О сравнительной популярности космических опер и фэнтези

У космической фантастики она гораздо меньше. Несколько лет назад мои зарубежные издатели мне совершенно откровенно говорили: «Сережа, Дозоры прекрасно прошли, желательно что-то в таком роде». Я говорю: «Я космическое что-то пишу». «Ну, знаете, это гораздо менее популярно, мы, конечно, это издадим»… Книжки издавались, но при этом гонорары были ниже, тираже меньше и так далее. Я считаю, что это просто какой-то момент времени, рано или поздно все переменится.

Вот у меня есть книжка «Спектр», она такая, космическая как бы, ее издали в Германии, и она там принесла денег в три, в пять раз меньше, чем те же самые «Дозоры». Но она получила одну из самых больших немецких премий за научную фантастику, сейчас на нее куплены права, опцион для экранизации очень большой и очень серьезной студией зарубежной.

Я не могу, не буду называть названия, поскольку масса требований не разглашать, но могу сказать, что очень большая, очень серьезная киностудия, снимающая там голливудское кино за многомиллионные бюджеты купила там права типа на этот роман. Хотя это космический роман и как бы вроде менее популярен.

То есть интерес к этому есть, и читатели у этого есть, и на самом деле человек, который для себя говорит «вот, буду писать про вампиров, это популярно», этот человек заранее превращает себя в халтурщика и убивает себя как автора. Я все-таки стараюсь писать то, что мне интересно. Те же самые «Дозоры», я когда их начал писать, издатели меня отговаривали, говорили: «Сережа, у тебя хорошо получается космоопера, зачем тебе эти Дозоры. Фэнтези вот Перумов пишет, а ты пиши про космос»… Я потом уже: «Ну, вы как, сейчас считаете, что я прав был, когда написал Дозоры, которые вы издали общим тиражом миллионов в десять наверное?»

О происхождении книжного цикла «КваZи» (читайте рецензию на «Канобу»)

Там смешная история — я был на отдыхе летом, на море, на меня выскочил там продюсер один со словами: «Сергей Васильевич, а придумайте нам фильм про зомби!» 

Я так поржал, говорю, это совершенно не мое, а потом вечером, бултыхаясь в волнах, придумал какой-то интересный посыл, и говорю: «А вот можно вот так вот».

Прислал идею, он говорит «о, круто». Он хотел работать на ТНТ, для них делать проект, мы пришли на ТНТ, там сказали: «Да, здорово, нам очень нравится, все шикарно». Я говорю, не вопрос, готов сделать сценарий для вас за нормальные совершенно деньги, назвал цену, они сказали: «Да, не вопрос», все разумно, все вменяемо.

И мы уже собирались подписать буквально договор, и тут я говорю: «Вы учтите, что права на книжку останутся за мной». Они говорят, нет, как это такое, вы же по нашему заданию напишите сценарий, так что если вы напишите книжку, мы с вас возьмем 50% доходов от этого. Я говорю: «Ребята, вы это, с ума не сошли вообще? Я по-доброму предлагаю все».

Они — нет-нет, только с нашего согласия, издавать книжки, передавать права. Я говорю, так, ребята, идите сами знаете куда. В следующий раз, когда вы обратитесь по этому проекту, вам придется купить права на книжку, первую главу из которой я опубликовал сегодня, я ее специально торопливо написал и опубликовал. Ну и далее уже посмотрим — будем разбираться.

Уже через неделю они — да-да, были не правы, все права на книжку остаются за вами. Я — не вопрос, тогда вы покупаете права на книжку за 1 рубль, и я пишу для вас сценарий. Но оказалось, что этот момент — ключевой, их там что-то сразу испугало, видимо там что-то финансово не… «Нет, мы не будем покупать». «За 1 рубль, ребята? Может, вы хотите за 5 млн купить? Тогда говно вопрос!» «Нет, мы не будем покупать». Тогда все, ребята, извините, прощай, любовь, увяли помидоры. Невозможно.

Написал книжку, издал, через какое-то время пришли люди, говорят, мы хотим по этой книжке сделать сериал. Я говорю — не вопрос, продаю права. Потом приходит и немецкий продюсер, говорит, я хочу сделать сериал. Я говорю, хорошо, продаю и ему права. Ну, а ТНТ остался с ТНТ.

О зомби-теме в целом

Конечно, она отжила свое. Я на самом деле-то написал этот роман по большому счету просто чтобы показать, что из выработанной темы можно еще что-то выжать. Собственно говоря, это было фактически на спор — что можно сделать что-то интересное из темы, которую уже и так, и так, и так мяли.

Нет такого вопроса — попасть на зомби, или на вампирский рынок. Это все второстепенно совершенно. По большому счету любые попытки попасть на какой-то рынок, который уже существует, это в любом случае означает, что ты будешь глотать пыль за кем-то, кто это начал. Надо, важно придумывать свой контент, свои, как говорится, идеи, свои миры.

Я это говорю всегда всем, всем, на любых каких-то книжных фестивалях и так далее: «Ребята, не пытайтесь повторить». Выходит «Гарри Поттер» — у нас появляется 100 книжек типа «мальчик поступил в академию волшебства». Господи, там этих мальчиков, и девочек, и юношей, и девушек хоть лопатой греби и на кострах сжигай, и все волшебники.

Выходит «Код Да Винчи» — о, все сразу везде, таинственные загадочные руны, мы там типа начинаем все разгадывать секреты истории, блин, и все пытаются, хватаются за отработанную, пережеванную тему. Ну ребята, если вы реально хотите написать и выстрелить — придумайте свое, неожиданное. Придумайте свой неожиданный ход.

О «Ходячих мертвецах»

Я пытался, нет, первый сезон я даже с некоторым интересом посмотрел. Вот когда я писал «КваZи», я решил, что надо быть как-то в теме. Я посмотрел первый сезон, даже как-то с интересом, потом начал смотреть второй и по-моему где-то на середине второго или начале третьего я сдох просто. Я не смог просто.

Я все пытался дойти до сцены хотя бы там «Карл, понимаешь», типа там до мема, но я даже до него не дошел. Не, ну скучно стало, ну невозможно. Когда так сказать люди на экране ведут себя как полнейшие идиоты, и ты смотришь на них и думаешь, господи, почему они себя ведут как идиоты? Они ведут себя как идиоты, а тебе приказано за них сопереживать.

Да не могу я за них сопереживать, я уж за зомби буду скорее! Потому что такие идиоты недостойны того, чтобы выжить.

Я не знаю, насколько далеко они там все провалили, нет, всегда можно как-то вырулить, более-менее благообразно сделать концовку, всегда можно, конечно можно. Но это нужно продюсерам понять, что они уже там типа заигрались, и взять как бы нормальную команду, чтобы она там все закончила.

Об «Игре престолов»

Финал не смотрел, скажу честно. Я в свое время посмотрел первый эпизод «Игры престолов», мне понравилось, но я вообще люблю Мартина, я его люблю с тех пор, когда он еще не «Игру престолов» писал. Я читал его гораздо более ранние вещи, он прекраснейший, талантливейший автор, я знаю, насколько он это все долго пишет-писал, я посмотрел первую серию сериала и сказал: «Вот когда оно все закончится, я спокойно как-нибудь летом, на отдыхе, никто не мучает, свободное время, я там вечерком с бокалом вина сел и посмотрел серийку».

И так за месяцок-другой все пересмотрю. Посмотрю, с удовольствием большим, но пока — не видел. Но я, конечно, уже знаю все, про что там рассказывают.

Об оставшихся томах «Песни льда и огня»

Это действительно сложная ситуация, я не знаю, что в такой ситуации делать. Я не знаю, на каких условиях Мартин продал права. Если он даже недоволен, я не знаю, насколько он может вмешаться, или не может никак. Я думаю, что в любом случае книжный вариант он сделает не так, как в фильме. Просто потому хотя бы, что он видит эту очень большую негативную реакцию и понимает, что, так сказать, массовое недовольство. Я думаю, что он по-другому как-то вывернет, он талантливый человек, и он это сумеет.

Тут все зависит от автора, кто-то может, а кто-то нет. Но я скажу так: например, по Дозорам планируется сериал, причем буквально с учетом той книжки, которая еще не написана. Написано, что должно быть в финале, мы посидели, обдумали и пришли к пониманию того, что там надо закладывать в самом начале. 

Надеюсь, что это будет, что будет этот сериал, выйдет он конечно не скоро, скорее всего года через полтора, два года, большая масштабная вещь, охватывающая всю историю Дозоров от 90-х годов до наших дней.

На самом деле это будет очень интересно — показать, начиная с развала Советского Союза там, безумная совершенно Москва, чудовищная и странная, на фоне нее все начинается и дальше длится, длится, длится и доходит до наших времен.

О гибридах фэнтези и фантастики

Фэнтези традиционно в последнее время как бы держит большую такую вот популярность свою, то есть оно, наверное, популярнее всего. Дальше идет космоопера, или просто скажем космическая фантастика… Потому что космоопера — это понятие такого облегченного жанра, когда там Люк Скайуокер там бах, бах, на световых мечах, «Люк, я твой отец», «О, ешкин кот!» типа и так далее, полетели бомбить Звезду Смерти.

То есть космическая фантастика бывает гораздо более серьезней. То есть фэнтези, потом космоопера, потом космическая фантастика. И гибриды — они на самом деле очень хороши и интересны. В свое время по-моему Азимов сказал — или Артур Кларк, не помню, кто-то из них, — что по-настоящему развитые наука и технология не отличается от волшебства, то есть с нашей точки зрения это все одно и то же.

О «Торе»

Это кстати очень хорошо показали в одном из фильмов Marvel про Тора, когда там лечат типа его пострадавшую девушку и оказывается, что вот это все волшебство и прочее это на самом деле очень продвинутые технологии. То есть все это как бы сливается воедино.

Так что здесь нет как бы четкой грани между волшебством и наукой, мы живем в такое время, что-то, что когда-то казалось волшебством, оказывается научным фактом, а то, что казалось наукой, превращается в сказку.




Average Rating

5 Star
0%
4 Star
0%
3 Star
0%
2 Star
0%
1 Star
0%

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Close