Рецензия на первый сезон сериала «Великая». Make Russia Great Again!

15 мая на Hulu, а 16-го на more.tv стартовал первый сезон костюмной псевдоисторической комедии «Великая» (The Great). Будущую императрицу Екатерину воплотила на экране Эль Фаннинг («Малефисента», «Дождливый день в Нью-Йорке»), а роль ее супруга, Петра III, досталась Николасу Холту («Безумный Макс: Дорога ярости», «Фаворитка»). Разбираем десятисерийный сезон, в котором есть развесистая «клюква», властная женщина и юмор ниже пояса.

«Великая» — продукт американо-британский, плоть от плоти «Фаворитки». Дело здесь не обошлось одним Холтом, который перепрыгнул из ленты Йоргоса Лантимоса в новое детище сценариста Тони Макнамары. Написанный раньше «Фаворитки», сценарий «Великой» дожидался нужного момента и, наконец, застал его. После достаточно успешного участия картины греческого режиссера в наградном сезоне (10 номинаций на «Оскара») Макнамаре дали зеленый свет для сериала про Екатерину. На сей раз сценарист выступил шоураннером всего проекта.

Дано: дочь небогатого немецкого князя (Фаннинг) отдают замуж за императора России Петра III (Холт). Мечты девушки о прекрасном принце тают в первые же минуты: супруг лишает ее невинности максимально механическим способом, без стеснения изменяет императрице с женой своего советника, а для тоскующей Екатерины находит любовника. Героиня Фаннинг так просто не сдается и вместе со своей служанкой пытается сделать Россию лучше, изменив прежние порядки. Главный пункт плана — избавиться от императора…

Казалось бы, тема максимально избита. Едва «остыла» Хелен Миррен, представив на HBO исторический мини-сериал «Екатерина Великая». В России образ Екатерины II прочно закреплен за Мариной Александровой («Домашний арест», «Высоцкий. Спасибо, что живой») в сериале Антона Златопольского «Екатерина». Тони Макнамара пошел по иному пути — его «Великая» показывает средний палец (на российских промо-материалах Эль Фаннинг делает это буквально) всему историческому бэкграунду, который дышит императрице в спину.

Авторы не стесняются коверкать историческую достоверность без всяких рамок и ограничений. Так что с самой первой серии стоит принять это во внимание и отринуть любые знания из учебников истории. Макнамара с коллегами прописал в диалогах и экстерьере «Великой» весь набор штампов и клише о русских дворянах.

Если у вас перед глазами возник мем с BadComedian «Ну вы знаете, эти русские!», то да, в сериале вы увидите именно это. Водка рекой, пьяный угар, беспорядочные связи, аморальные служители церкви, механическое и бесчувственное соитие вместо романтизированного занятия любовью. Удивительно, но ни один депутат или общественный деятель на момент публикации этой статьи до сих пор не назвал «Великую» русофобским пасквилем.

Макнамара купает своих героев в океане сатиры, на полную катушку разматывая веретено чернухи и вплетая в диалоги острый юмор. Кажется, автору было недостаточно трэша и угара, представленного в «Фаворитке» (возможно, там он, будучи только сценаристом, в чем-то сдерживался). За десять серий «Великой» можно будет вдоволь насладиться всеми оттенками аморальной палитры, которые вы (не) можете себе представить.

Занятно меняется образ, воплощенный на экране Эль Фаннинг. В первых эпизодах она — еще немка София Августа Фредерика Ангальт-Цербсткая — преисполнена амбициями и оптимизмом от неизведанного будущего. Ближе к финалу сезона Фаннинг полностью перевоплощается в императрицу Екатерину. Кажется, актриса даже меняется в лице, становясь эдакой «стальной магнолией». При этом нельзя сказать, что шоу держится лишь на одной харизматичной актрисе. Но и лишний раз подчеркнуть талант юной актрисы сериал «Великая» вполне позволяет.

Компанию Фаннинг в кадре составляет Петр в исполнении Николаса Холта. В некоторых эпизодах у него даже больше экранного времени, нежели у Екатерины. Кажется, Макнамаре очень нравится изящно прописанная карикатура на нарциссического тирана. Примерно в том же ракурсе издевался над тоталитарной властью Армандо Ианнуччи в «Смерти Сталина». Разве что в «Великой» культ личности еще никто не развеял: в холле дворца императора покоится мумия почившей матушки и статуя отца, Петра Великого (в реальности деда) в образе медведя. Вероятно, в альтернативной вселенной шоураннера медведь — тотемное животное русских.

Несмотря на историческое «буйство красок», английский язык, звучащий из уст героев, изображающих из себя русское дворянство XVIII века, не мешает адекватному зрительскому восприятию. Не так давно граждане СССР, персонажи мини-сериала «Чернобыль», говорили на английском — сказать, что это сыграло проекту в минус, невозможно.

Но для особенно радеющих за язык в некоторых эпизодах «Великой» прозвучат русские песни в качестве музыкального сопровождения. Не стоит удивляться и наличию темнокожих артистов с русскими фамилиями — не пресловутые «квоты» всему виной, а все та же вольная псевдоисторичность шоу.

Как и в «Фаворитке», так и здесь Макнамара подчеркивает немаловажную роль женщины в обществе патриархата. Шаг за шагом Екатерина будет брать свое — положение, статус и, наконец, влияние. В ход пойдут не только медведи, балалайки и охота, но и женское коварство, рядом с которым интриги «Игры престолов» покажутся детской забавой. Но ярких акцентов на гендерной составляющей героев авторы не делают — в конце концов перед нами не выставка будущих достижений суфражисток. Хоть патриархальный консерватизм и подвергнется в «Великой» едкой критике.

Конечно, это далеко не идеальный сериал. Так, сценарий к середине сезона заметно «провисает», авторам будто становится лень прописывать детали сюжета. В какой-то момент повествование теряет основную мысль и скатывается в эротическую мелодраму. При этом зритель может испытать и эмпатию в отношении главной героини, и гордость за то, какой стала героиня Фаннинг в конце сезона (кажется, не последнего; можно надеяться на продолжение).

На возмущение «Вы же немка» Екатерина с гордостью ответит: «В душе я русская!». «Великая» к финалу превращается в историю о жертвах и жертвенности. Псевдоисторический сериал предлагает зрителю не только бесконечную вереницу юморесок, но и философский подтекст о цене, которую придется заплатить для того, чтобы взять власть в свои руки. Пусть этот подтекст и спрятан под огромным слоем словесного мусора, состоящего из бесчисленного повторения Fuck и Huzzah, которые изрекают персонажи на протяжении 8,5 часов.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Close