«Зритель устал от сказки»: продюсер «Хрустального» и «Клиники счастья» о будущем сериалов для женщин

За последние годы женские сериалы прошли огромный путь от целомудренных мыльных опер в стиле «Райских яблочек» до «Клиники счастья», где каждая женщина в любом возрасте имеет право на секс и насыщенную личную жизнь. «Канобу» поговорил с продюсером и креативным директором МТС Медиа и KION Натальей Исаковой о том, почему сериалы «для девочек» доживают свои последние дни и какие шоу приходят им на смену.

О сексе, стереотипах и женских образах на ТВ

В России сложилась довольно консервативная традиция так называемых «женских» сериалов...

До недавнего времени все форматы, жанры, образы героев мелодрам определялись телеканалами. Зритель хотел смотреть примерно одно и то же кино про одну и ту же женщину в известной концепции – ТЖД, тяжёлая женская доля. Это предусматривает, что героиня достаточно невинна сексуально, претерпевает страдания от неблагодарного мужчины, всё теряет, чтобы потом восстать из пепла и в качестве награды получить другого мужчину — нового, хорошего. Взяться с ним за руки и уйти в закат.

При этом секс всё ещё остаётся чем-то неприличным, сексуально раскрепощёнными бывают только антагонистки-разлучницы. А героиня может себе позволить только достаточно консервативный секс с мужем где-то за кадром или никакого вообще.

Не все каналы одинаково консервативны, есть определённая градация. Условно, на канале «Россия 1» женщина позволит себе секс с новым мужчиной только после развода или смерти супруга. На ТВЦ уже немного смелее — может вступить в отношения при живом супруге, но только если он полный козёл.

Кадр из сериала «Клиника счастья»

Кадр из сериала «Клиника счастья»

Почему тогда проекты ТНТ «Сладкая жизнь», «Измены» и другие сериалы прошлого десятилетия о слабых, обиженных, неидеальных женщинах понравились зрителю?

Сформировалась аудитория, которая хочет съесть наконец-то что-нибудь другое. Зрители от этой сказки уже устали, они хотят нормальную, человеческую историю про живых людей. Успех «Измен» и «Сладкой жизни» был продиктован именно преодолением и патриархальных табу, и навязанных зрителю телевизионных форматов. Героини, которые в них показаны — конечно же, не слабые. Они просто не похожи на привычные образы из телевизионных российских сериалов.

Но надо сказать, что изменение касается не только образа женщины, это же сообщающийся сосуд. Это касается и героя-мужчины, который на телеке существовал только в двух ролях: либо бухающий полицейский с надломленной психикой, которого бросила жена, и простой парень, который в минуту опасности вдруг превратился в супергероя и всех спас. Сейчас подвергаются осмыслению нормы и ожидания по отношению как к мужчинам, так и к женщинам. Мужчины тоже могут плакать и не держать на себе небо.

То есть вам кажется, что слом всё-таки произошёл со стороны самого телевидения? А что тогда со своей стороны делают стриминги?

Когда стартовали “Измены” и “Сладкая жизнь” [2014–2015 год — прим. ред.], ТНТ был самым прогрессивным в этом смысле телеканалом, а стримингов со своим российским контентом не было.

Если мы проанализируем то, что сейчас происходит на платформах с образами женщин — этого всё равно недостаточно. Посмотрим на самый смелый проект «Обычная женщина» 2018 года [который изначально вышел на ТВ-3, но получил реальную популярность в сети — прим. ред.]: героиня совершает очень нетрадиционные поступки [открывает бордель — прим. ред], но делает это в рамках конвенции — ради семьи и любимого мужа.

Но женские образы будут эволюционировать, авторы наконец скажут: есть женщины, чьё предназначение не исчерпывается семьей, которые вообще не атрибутируют себя через «женское предназначение». Впереди истории о героинях в духе «Убивая Еву», «Опасной игры Слоун» или нашего оригинального проекта «Коса» — о женщинах в мире мужчин, которые хотят играть с мужчинами на равных.

Кадр из сериала «Хрустальный»

Кадр из сериала «Хрустальный»

О жанрах и форматах

Как думаете, в каких жанрах нужны новые сериалы о женщинах? Вроде и драмы есть, и комедии, и даже детективы. Тяжелая женская доля трансформировалась в более многосторонний взгляд, но основные проблемы героинь всё те же: семья, дети, любовь.

Мелодрама как жанр уже на наших глазах претерпела изменения. Раньше влюблённые преодолевали какие-то внешние препятствия, как «Ромео и Джульетта». Затем мы исследовали, как несовместимость характеров, дурацких правил и привычек мешала влюблённым быть вместе, как в «Укрощении строптивой». А сейчас настало время поставить вопрос ребром и поговорить, а что вообще такое любовь, зачем она нужна.

В этом смысле современная мелодрама — уже вообще не мелодрама, а полноценное исследование: какие собственные эмоциональные проблемы люди решают за счёт друг друга, называя это любовью. Как они проецируют на партнёра свои ожидания, неизбежно разочаровываясь, или как они постепенно погружаются в деструктивные отношения, как травмы детства им мешают, и так далее.

В целом дело не в том, что есть какие-то форматные ограничения. Просто сценаристам нужно накачать определённую мышечную массу, чтобы свободно существовать в разных жанрах. Снять комедию и снять хоррор — два принципиально разных ремесла.

Кадр из арт-триллера «Коса»

Кадр из арт-триллера «Коса»

У нас в России есть замечательная традиция создания комедий, в частности, благодаря каналам СТС и ТНТ. Но вот в других жанрах, поскольку их традиционно было меньше представлено, мы только сейчас экстренно добираем эти скиллы; производство комедии и хоррора – это практически два разных ремесла. За несколько лет мы учимся собирать автомобиль, в то время как Голливуд это делает столетиями.

Если посмотреть на проекты наши и коллег по цеху, которые пока находятся в разработке — увидим, что через историческую секунду у нас будет полноценная мультижанровость.

Существует ли ещё термин «женский сериал»? Осталось настолько чёткое деление аудитории: мальчики смотрят боевики, а девочки – любовные драмы?

Я в целом хочу сказать, что традиционное деление на жанры для мальчиков и для девочек остаётся в прошлом форматного ТВ. Современная история — это прежде всего сильная драма с объёмным героем, у которого есть какой-то классный, интересный внутренний конфликт. Если такой герой рождён, то неважно, женщина это или мужчина. Он соберёт аудиторию, которая будет за ним наблюдать и ему сопереживать.

О женщинах в индустрии

Кстати, если говорить о наработке опыта и новой крови. Вот, сценарий к «Изменам» писала Дарья Грацевич, а новый сериал KION «Чиновница» снимает режиссёр Оксана Карас. Но подавляющее большинство популярных проектов о женщинах всё-таки создают мужчины. Как думаете, это особенность нашей индустрии? Может ли индустрия измениться?

Могу точно сказать, что у нас это не так. Недавно стартовали съёмки ещё трёх проектов о женщинах, в которых режиссёрами выступили женщины — Валерия Гай Германика, Анна Зайцева и Яна Гладких. Закончились ещё съёмки сериалов «Почка» Марии Шульгиной, «Нереалити» Анны Парамас, «Пингвины моей мамы» Натальи Мещаниновой. Это не специально, так просто сложилось — но если бы нужно было пройти какую-то аттестацию, мы бы её прошли, у нас с гендерным балансом всё в порядке.

Сейчас в индустрию в достаточно большом количестве пришли женщины, профессия перестала быть мужской и закрытой, это видно хотя бы по фестивальным конкурсам коротких метров. В 2021 году призы Кинотавра получили фильмы «Герой» Сони Райзман и «Почти весна» Насти Коркия. Думаю, через шаг мы увидим, что женщины снимают полные метры и сериалы, наравне с мужчинами.

Тут, скорее, имеет смысл поговорить о том, что в индустрии не хватает режиссёров и сценаристов. Рост платформ произошёл так стремительно, что индустрия к этому не была готова. Нам не хватает специалистов, чтобы снимать — спрос превышает предложение.

Кадр из сериала «Секреты семейной жизни»

Кадр из сериала «Секреты семейной жизни»

О табу и тяжёлых темах в России

А есть какие-то идеи или темы, к которым российский зритель не готов? Например, к жёстким драмеди вроде  «Я могу уничтожить тебя», который в 2021 году получил БАФТА. Или грядущий проект KION «Отец Сергий» о священнике, который борется с нечистью.

Есть ответ на вопрос «что», есть ответ на вопрос «как». Одну и ту же вещь можно сделать так, что все на свете оскорбятся, а можно заставить улыбнуться и порадоваться. Всегда будут существовать какие-то экстремальные зрители, которые будут обижаться на всё — это такая поляна рисков. Мы со своей стороны делаем всё, чтобы этот проект нёс в себе не только смысл, но и большую развлекательную часть.

Сейчас часто говорят о своеобразном воспитании аудитории, о том, что достаточно сделать интересный проект — и зрители подтянутся к нему. Ставит ли KION себе воспитательную цель, чтобы люди открыли для себя что-то принципиально новое?

Воспитательная цель звучит очень назидательно, а назидание любое противоречит сути развлечений. Но необходимо постепенно нагружать сериалы не только развлечениями, но и смыслами. Тут важен баланс. Чтобы аудитория, которая пришла отдохнуть, могла это смотреть как чистый интертеймент — потому что в сериале есть сильный жанровый движок. А аудитория, привыкшая искать смыслы, на уровне второго дна может для себя найти какие-то интересные высказывания.

Тот же «Хрустальный» с точки зрения движка — детектив. Вся аудитория, которая любит смотреть про логово маньяков, смотрит его как детектив. Зрители, любящие копнуть поглубже про насилие в семье и обществе, может найти там для себя целый пласт.

Мы видим в России продуктивное взаимодействие платформ и телеканалов — такой же в конце прошлого века и начале этого активно происходил в Америке. Платные телеканалы или стриминговые сервисы расшатывают границы обычного телевидения (в США – публичного, бесплатного). И телек вынужден на это реагировать и расширять границы возможного. Например, стриминги создавали сериалы только для платформ. Эти проекты стали очень успешными, и телеку приходится конкурировать за зрителя — покупать их, расширяя границы того, к чему они привыкли. Темы, герои, месседжи, которые раньше были немыслимыми для ТВ, проникают и в телесериалы.

Кадр из грядущего сериала «Отец Сергий»

Кадр из грядущего сериала «Отец Сергий»

О развитии онлайн-кинотеатра KION

В августе «Коммерсантъ» опубликовал исследование Telecom Daily по видеосервисам. По его данным, KION в нём занимает меньше 1% рынка. Насколько эти цифры соответствуют вашим данным и вашим планам? Как бы вы оценили темпы развития площадки?

KION стартовал в мае, а игроки рынка существуют многие годы, если говорить об ivi и Okko. Кинотеатру как бренду ещё предстоит большой путь. Индикатор не только в охватах, но и в том, что мы продаём наши проекты на другие платформы, и они показывают замечательные цифры.

KION почти сразу зашел с оригинальными женскими сериалами – «Секретами семейной жизни» и «Клиникой счастья». Почему выбрали именно их? Чтобы занять нишу?

Мы стартовали сразу с «Секретов семейной жизни», «Клиники» и «Хрустального». Мне кажется, их нужно рассматривать в комплексе — все эти сериалы так или иначе подвергают сомнению традиционную патриархальную норму. В «Хрустальном» мужчина тоже плачут, а в «Клинике счастья» все герои ищут внутреннюю целостность, сексуальное счастье.

По внешним признакам да — это женские сериалы, там есть и главная героиня, и любовь. Но поднимаемые темы достаточно универсальны: мы по цифрам видим, что «Клинику» мужчины и женщины смотрят сбалансированно.

Кадр из сериала «Клиника счастья»

Кадр из сериала «Клиника счастья»

В проектах KION много рисковых сюжетных решений: только в «Клинике счастья» есть и пищевые расстройства, и обсуждение секс-игрушек, и почти весь спектр ЛГБТ-сообщества. Не было опасения, что аудитория не хочет такое смотреть?

Мы видим примерные цифры запросов на иностранные сериалы в интернете, видим объём нашей аудитории, заинтересованной в качественном стриминговом контенте. И он достаточно велик. Конечно, мы не можем говорить о российском зрителе как об одном человеке, которому что-то нравится или не нравится.

Весь опыт стриминговых платформ говорит о том, что это всегда нишевый продукт, что у любого произведения найдутся как хейтеры, так и фанаты. Важно просто создать достаточно много разного контента, который бы удовлетворил все запросы.

А нет опасений, что проекты с такой специфической темой станут нишевыми, соберут только небольшую аудиторию?

Как только мы выпустили наш первый пул проектов, нам сразу поступили предложения от разных игроков рынка на покупку контенте. Мы сейчас экспериментируем, «Клинику счастья» продали нашим коллегам на ivi, там очень хорошие цифры. Я бы сказала, опасений о консервативности аудитории у нас нет.

Конечно, есть зритель с запросом на телевизионные сказки. Но есть и другая аудитория — ищущая нового. Это ядерная аудитория платформ, готовая платить за необычный контент. Обычный - есть в бесплатном доступе.

При этом мы видим, как постепенно меняется сознание традиционного зрителя. Например, мы выложили первую серию “Хрустального” на YouTube, которая набрала более 3,5 млн просмотров, можно просто почитать комментарии к ней. Мы думали, что тема сериала крайне табуированная и вызовет отрицание вплоть до “так не бывает”. Но зритель невероятно проникся, говорит «спасибо» за то, что подняли эту тему, о ней пора наконец поговорить.

Обложка и фото материала предоставлены пресс-службой KION




Average Rating

5 Star
0%
4 Star
0%
3 Star
0%
2 Star
0%
1 Star
0%

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Close
Adblock
detector