924921663_0_89_1800_1108_600x0_80_0_0_f2bdffee8de88d6cf6b24456c021a022Юрий Норштейн, режиссер-мультипликатор

— Известие, конечно, огорошивает. Вот читаю, как Сбербанк представляет себе наше светлое будущее: «У российской анимации большой потенциал… Партнерство с «Союзмультфильмом» и совместная работа над созданием анимационного кластера «позволит построить крупнейшую креативную платформу для производства медиаконтента мирового уровня».

Вы только послушайте: «кластер», «платформа», «синергия», «контент». Про что они? Ни одного слова про искусство.

Если Сбербанк действительно хочет помогать культуре, то должен поддерживать финансово произведения искусства. Как делали это меценаты в России. Придворный банкир и финансист Александр Штиглиц на свои средства учредил в Петербурге Центральное училище рисования. Да и в советские времена, при всех идеологических перехлестах, государство содержало театры, библиотеки, финансировало не только «политзаказ», но и авторский кинематограф. Теперь говорят: искусство убыточно. Но только в смысле финансов. В просвещенном, гуманитарном смысле — искусство «прибыточно»! Это вклад в человека.

При приватизации искусство попадает в частные жадные руки. Им не до искусства. Добьем окончательно, истребим художественное уникальное искусство с помощью всех тех, кто так любит прилипнуть к деньгам, траншам на кластеры. Искусство не насос, который качает деньги. Хотя если говорить про деньги, то и они появятся, когда в стране начнет меняться воздух. А он заражен взятками, ложью, подкупом. И конечно же, показательным нежеланием финансировать искусство. В этой связи не могу не вспомнить Ленина, который в беседе с Кларой Цеткин прозорливо подметил: «Творческая жизнь требует расточительности в обществе, как и в природе».

536Андрей Хржановский, режиссер-мультипликатор

— То, что Юлиана Слащева является сильным продюсером, — несомненно. То, что в ее заботах превалирует торговая составляющая — тоже естественно. Могу только пожелать ей удовлетворения всех ее амбиций. Она обладает помимо известного административного ресурса огромной суггестивной энергией. Иначе как бы она могла позиционировать себя в качестве полновластной хозяйки всей анимационной отрасли. И вместе с компаньонами ставить задачу определения стратегии ее развития.

Только вот какие бы кластеры ни создавались… Каким бы контентом они ни начинялись… И каким бы мерчандайзингом ни владели… Вряд ли им удастся создать что-нибудь подобное «Топтыжке» и «Каникулам Бонифация» Хитрука или «Заснеженному всаднику» Туркуса.

Ибо помимо индустрии и коммерции существует и анимация как искусство. Лицо российской анимации во всем мире и у нас в стране определяют авторские фильмы. Они получают призы на отечественных и международных фестивалях. Они составляют гордость отечественной культуры. А кадры, воспитанные в авторской анимации, питают анимацию коммерческую. Коммерческая анимация потому и коммерческая, что должна сама себя кормить и создавать задел для дальнейшего развития.

Авторская же анимация без помощи — от кого бы эта помощь ни исходила: государства или банков, заинтересованных в развитии отечественной культуры, — существовать не может. Авторская анимация должна быть признана национальным достоянием страны. Вот о чем надо бы думать стратегам, определяющим развитие отрасли.

Лариса Малюкова (novayagazeta.ru, полный текст здесь https://www.novayagazeta.ru/articles/2019/08/13/81588-sberbank-v-prostokvashino)

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *